Мы привыкли к изображению их как эксплуататоров и насильников, и сознательно обходили другие стороны их жизни. В свое время сам Эфенди Магомедович рассказал мне о своем необычайно талантливом брате Серажутдине, который уже в 17 лет стал самым искусным мастером гравировки, умел изображать на драгоценных камнях ювелирных изделий портреты заказчиков. С приближением к Согратлю Джамалутдин заметил, что им овладевает странное чувство то ли тревоги, то ли волнения. А Гаджи-Яхъя дал слово жить спокойно и никуда не выезжать, но впоследствии сбежал к имаму Шамилю и стал одним из его наибов. Нину сумела спасти своих детей и мужа, помогала и другим ссыльным. К примеру, в одном из рассказов выступает легендарный Сурхай-хан I, о котором имеется обширная, но по ряду причин недоступном для широкого читателя литература.

Добавил: Masar
Размер: 67.22 Mb
Скачали: 32517
Формат: ZIP архив

Please turn JavaScript on and reload the page.

В году император Николай I издал Высочайший указ об утверждении Юсуф-бека ханом Кюринским, наградив при этом его чином подполковника свиты Его Величества. Как и все мужчины по линии отца, он стал шурпанва и работал в городе Баталпашинск Черкесскгде его дядя Магомед имел свой дом и ювелирную мастерскую. Толпа молчала, осмысливая услышанное. В течение многих лет автор собирала притчи, легенды о судьбах реальных людей, порой крупных исторических деятелей, через очевидцев событий, их детей и внуков.

Поэтому рассказ о нем в книге М. Вызвался еще один майор милиции из Хунзаха, и больше.

С кем не бывает?. А в году скончалась много видевшая и много пережившая на своем веку старая глбокой Уму-Кусум-бика.

  ДЖЕЙМС РАНСИ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

В то время Абдурахман-бек был в изгнании.

То же самое можно сказать о рассказе о наставнике имама Шамиля Джамалутдине из Кумуха. А его старших братьев тогда не было в Кумухе.

В году по указу нового императора Александра III все каторжане были освобождены. Вдруг Шейх-Ахмед-бек увидел на пороге комнаты девочку изумительной красоты лет тринадцати. Он получил чин полковника и инвеститурную грамоту от русского царя.

Предания старины глубокой. Письмо старой ханши (Миясат Шурпаева, )

У Аслан-хана тогда не было сына, а только дочери, и сын был его сокровенным желанием, как у всякого хана. Серажутдин подружился в Тегеране со всеми выходцами из Дагестана, особенно сблизился с ювелиром из Кумуха Абдулмеджидом, по соседству с которым купил себе дом, сделал предложение одной из его дочерей по имени Басират. В своих рассказах Миясат Нажмудтиновна как бы ощутила твердую почву под ногами.

В году он вернулся полным кавалером всех трех степеней Георгиевского креста, в чине подполковника и в том же году был приглашен императором Николаем II в С-Петербург на аудиенцию.

Сродни подвигу декабристок благородный поступок Патимат Рашкуевой и Муминат из Караши, последовавших за мужьями в Сибирь.

Следует отметить, что автор не всегда довольствуется услышанным, она опирается и на письменные источники, документы, архивные материалы, но от этого они не перестают быть устными рассказами, от которых нельзя требовать полноты материала и непременной достоверности во всех деталях. Она владела, несколькими языками, читала и писала по-арабски. Когда подошла очередь Шейх-Ахмед-бека, подвели его к виселице, накинули петлю и велели высказать свое последнее пожелание.

  ОЗВУЧКА ЛИМОНОВ ПРИКОЛЫ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Но хан не знал о предательстве брата, не знал он об этом и тогда, когда его вызвали в Тифлис к главнокомандующему. С приближением к Согратлю Джамалутдин заметил, что им овладевает странное чувство то ли тревоги, то ли волнения.

Хозяин же попросил его сделать мужской перстень с портретом шаха Реза Пехлеви, надеясь на этом заработать большие деньги. Сталь не гнется, сталь ломается.

Миясат Шурпаева и ее книга

До генерала дошло известие о случившемся в Касумкенте. Но через некоторое время вышел молодой муталим и спросил, кто приехал от хана? Данная книга недоступна в связи с жалобой правообладателя.

Чтарины пласт составляют рассказы, в которых воссозданы судьбы Глубокойй. А в ней все переплетено: Пришлось Ажа-бике и Габибат-бике поехать за девочкой в Чаравали. Тогда он решил вернуться на Родину и стал ходатайствовать перед правительством СССР о разрешении ему вернуться.

Да порадуется тобой Аллах! Пожалуй, до Миясат Нажмудтиновны никто из литераторов Дагестана всерьез не обратил внимания на золотые россыпи народной памяти. Гаджиева подтвердили мои догадки и перевели письмо.